Сразу освоиться с новой обстановкой, привыкнуть к жесткому армейскому порядку непросто. По команде поднимает сержант, строем командует сержант, даже разрешение на посещение уборной следует получить у сержанта. Напряжение первых дней нарастает, и нередко призывники еще до принятия присяги становятся апатичными, уставшими от будней непростой жизни в форме. Но все можно преодолеть, стоит лишь помнить главную армейскую хитрость — обычное воинское «Есть!».

Быт бойца в армии начинается с формы одежды и обуви. Непривычные, жестковатые штаны и гимнастерка, солидностью давящий на плечи бушлат, и мечта солдата — ботинки.

Первые дни в части — всегда стресс. Как для призывника, впервые попавшего в этот закрытый мир, так и для офицера, впервые получившего назначение в часть. Срастется ли уставной тип отношений между командованием и личным составом, во многом зависит от командира части.Ложно обвиненное и изрядно подпорченное имя сержанта вооруженных сил РФ стало синонимом слов «мучитель», «изверг». Многое из негативного в этом плане произрастает из бесконтрольных 80-90-тых годов прошлого века, когда армия страны была сокрыта от общественности.{jumi [*3]} Никто сейчас не сможет отрицать, что имели тогда место и убийства солдат — сержантами, и издевательства «дедушек» над «духами». Но времена меняются, и сегодня откровенно хамское отношение к призывникам минимизировано. Солдат защищен законом.

Пусть говорят, что в последние годы в армии РФ происходили трагические и негативные события, связанные с неуставными отношениями, что повлекло за собой вал отказа от прохождения обязательной срочной службы, отслужить в армии — не просто святой долг каждого молодого россиянина. Слова «почетная обязанность» имеют давнее происхождение, но сегодня эта повинность звучит для некоторых лиц, как ироничное и издевательское напоминание о том, что свобода выбора — это пустые слова.

Не секрет, что современное российское общество разделено на несколько лагерей по этническим взглядам. Часть россиян полагает, что совместное проживание народов с разными культурами и вероисповеданиями вполне допустимо, при соблюдении общепринятых норм поведения в обществе. Многие с опаской относятся к соседям, говорящим на другом языке, исповедывающих иную веру. И совсем уж радикальны взгляды у многотысячной прослойки неонацистов различного толка, не приемлющих проживание в стране людей с иной культурой, с иным религиозным взглядом.