10 июня 2011 года произошло убийство полковника российской армии Юрия Буданова, которое, по мнению следователей, совершили выходцы с Северного Кавказа, в качестве кровной мести за похищение, изнасилование и убийство 18-летней чеченской девушки, Эльзы Кунгаевой, из-за которой в 2003 году осудили военного. В связи с этим, стали проводиться проверки официальных ведомств, откуда киллеры могли получить информацию о местонахождении убиенного.По словам сослуживца полковника, Евгения Демича, Буданов еще при жизни, с момента своего освобождения, чувствовал за собой постоянную слежку.

С осени 1999 года, когда российская регулярная армия начала массированное наступление в направлениях Терек и Гудермес, положение карикатурного президента Аслана Масхадова стало более устойчивым, так как требовалась немалая воля для открытого конфликта с армией целого государства. Взывая к молодежи и сравнительно молодому мужскому населению республики, Масхадов умело манипулировал сознанием исламского вайнахского этноса, отдавая приказы вести «газават» - священную войну против захватчиков.

К середине 1996 года федеральные войска в Чечне практически перестали выполнять функцию по наведению конституционного порядка. Зоны оцепления, которые являлись щитом войсковых соединений, выполняли оборонительную роль, боевых выходов федералов было совсем немного. Война вошла в стадию стагнации, Президент России все чаще задумывался о перемирии с нечеловеческим исламским режимом тогдашней Чечни. И вот, 31 августа 1996 года, тогдашний Председатель Совбеза РФ Александр Лебедь подписал «акт о капитуляции» России, как его истолковали многие политики — Чечня освобождалась от присутствия федеральных войск, статус республики было решено обсудить в 2001 году.

Несмотря на дикую, беспощадную и зверскую практику подавления личности в Чечне, Россия в течение 1997-1999 годов не вмешивалась во «внутреннюю политику» республики с кроваво-изуверскими методами правления. Не раз и не два весь мир облетели кадры казни российских пленных, ребят из числа призывников, и обычных представителей гражданского населения Чечни. Но и это не смогло перебороть страха Бориса Ельцина перед местью со стороны преступного мира Северного Кавказа, вовсю поддерживавшимся Борисом Березовским.

В 1995 году, спустя полгода после начала контртеррористической операции в ЧИР, линия фронта была размыта, первый «лидер» Чечни из воинствующих бандитов, Шамиль Басаев, провел операцию по вторжению в сопредельный с Чечней Ставропольский край и захватил здание больницы вместе с персоналом и больными. Считалось, что это было своего рода «боевым крещением» Басаева в войне с федералами.

Беременные женщины и дети на улице, вдоль стен захваченной больницы, погрузка заложников в автобусы, кровь и раненые врачи — эти кадры тогда обошли весь мир, и весь мир был уверен, что это — некая упорядоченная система «защиты суверенитета Ичкерии», так как пропаганда бандитского режима Чечни за границей была очень активной.

Еще статьи...