С чего началась первая чеченская компания

В 1995 году, спустя полгода после начала контртеррористической операции в ЧИР, линия фронта была размыта. Боевики уже тогда активно пропагандировали ваххабизм в Дагестане и совершали преступные вылазки практически по всему Кавказу. Первый «лидер» Чечни из воинствующих бандитов, Шамиль Басаев 14 июня 1995 года, провел операцию по вторжению в сопредельный с Чечней Ставропольский край и захватил здание роддома в Буденновске вместе с персоналом, матерями и новорожденными детьми. Считалось, что это было своего рода «боевым крещением» Басаева в войне с Россией.

Беременные женщины и дети на улице, вдоль стен захваченной больницы, погрузка заложников в автобусы, кровь и раненые врачи — эти кадры тогда обошли весь мир, и весь мир был уверен, что это — некая упорядоченная система «защиты суверенитета Ичкерии», так как пропаганда бандитского режима Чечни за границей была очень активной.

 

Захват больницы в Будённовске

Захват роддома в Будённовске

Тогдашнее руководство страны в лице вице-премьера Виктора Черномырдина ценой преступного соглашения с требованием бандитов спасло жизни сотен людей, но окончательно убедило бандитов в том, что их отныне будут слушать, с ними будут вести переговоры. Басаев, можно сказать, выехал с Буденновского поля боя на белом коне…

Захвату роддома в Буденновске предшествовал ряд событий, в ходе которых федеральные войска значительно ослабили свои позиции в самой Чечне и соседнем Дагестане. В течение 1995 года силовики ВС РФ не смогли взять под окончательный контроль ситуацию в Чечне, но этому мешала политика предательского ослабления военного присутствия в республике со стороны Минобороны. Министерство обязано было выполнять распоряжения Ельцина Б.Н — Джохар Дудаев постоянно убеждал российского президента в «стабильной обстановке» в Чечне, в том, что там формируется обычное светское государство.

Колебания тогдашнего Президента РФ объяснимы — многочисленные жертвы неподготовленной военной операции нанесли урон общему имиджу страны, правительства и вызвали волну возмущений по всей России. Министерству Обороны было рекомендовано поменьше наступать и уходить в глухую оборону. Одновременно с окололояльным отношением к бандитствующим элементам в Чечне, Ельцин не оставлял планов о принудительном склонении чеченских боевиков к порядку.

Время было такое, что позиции крупных воровских авторитетов в те годы были на высоте, и многие отложенные военные операции в Чечне спецслужбы ряда стран искренне считают достижениями воров в законе. Сам Джохар Дудаев был тесно связан с Борисом Березовским, и немалая заслуга опального олигарха в том, что армия Дудаева получила иностранное вооружение — он выступал спонсором.

Едва после буденновских событий народ Ставрополья и России пришел в себя, как незаконные вооруженные формирования под предводительством полевых чеченских командиров совершили еще одну громкую вылазку — захват больницы в Кизляре. 9 января 1996 года отличился боевик Салман Радуев, впоследствии умерший в колонии для пожизненно осужденных (РФ).

Некоторые эксперты считают, что Буденновск стал некоей отправной точкой, началом конца для кровавого, бандитского режима Чечни.

Ранним утром, под прикрытием нескольких десятков вооруженных автоматами людей, колонна Радуева практически беспрепятственно проникла в жилую часть города Кизляр (Дагестан, РФ). Тогда Россия старалась укрепить силовое присутствие больше на границе Ставропольского края с Чечней. В то же время, ряд дагестанских политиков открыто сочувствовал чеченским бандитским лидерам, и Салман Радуев с Шамилем Басаевым не единожды бывали в гостях у депутатов парламента Дагестана, братьев Хачалаевых. Дом Хачалаевых находился в Махачкале, и де факто милиция имела полное право задержать Радуева и Басаева. Они находились в розыске по обвинению в совершении ряда тяжких преступлений. Хачалаевы открыто вступили в конфликт с руководством МВД Дагестана, заявив, что «по мусульманским обычаям гость не может быть выдан властям» — и тому подобные несуразицы. Не раз и не два депутатская неприкосновенность братьев Хачалаевых позволяла им беспрепятственно провожать своих «гостей», под надежной охраной в Чечню.

Одновременно с разгулом вахаббизма в Дагестане (чеченские эмиссары действовали там с 1995 года практически в открытую, не опасаясь преследования со стороны распущенной и насквозь продажной системы МВД республики).

В то время российское правительство подумывало о мирном соглашении с временным, незаконным «правительством Ичкерии», как себя именовали люди из окружения Басаева, Радуева, Удугова. Переменная окончательного решения все время переходила из крайности в крайность, оппозиция в правительстве настаивала на военном решении вопроса.

Ельцин практически находился меж двух огней — и сынов России бросать под пули было нельзя, и оставлять проблему без решения тоже. А в Чечне и на ее границах тем временем вовсю похищали людей, отбирали деньги у сравнительно обеспеченных стариков из приграничных ставропольских сел, безнаказанно насиловали и убивали русских женщин.

Примерно к этому периоду относится убийство вахаббитами в Дагестане муфтия, проповедовавшего ислам традиционный и бескровный. В эти же дни всему правительству Дагестана бандиты бросили более, чем серьезный вызов — близ Дома Правительства была оставлена автомашина ВАЗ 2107, начиненная более 50 кг тротила. Кстати, разминировал ту машину самый известный теперь российский робот-сапер. Это был его дебют, съемки разминирования были показаны по ТВ.

Автобус с заложниками из Кизляра успел доехать до дагестанского села Первомайское. Угрожая убить заложников, бандиты вынудили отряд новосибирских милиционеров отдать им оружие. Да и как тем было сопротивляться — 37 человек против ста двадцати? В то время это был самый гуманный и оправданный шаг, бандиты давно показали свой «стиль» и с заложниками церемониться не стали бы. Окруженные со всех сторон федеральными войсками, чеченские боевики неоднократно пытались прорвать кольцо осады — но были раз за разом обстреляны. Наконец, они бежали, воспользовавшись темнотой и газовой трубой, которая шла из Дагестана — в Чечню. Часть участка трубы была проложена под рекой Аксай, что сделало бегство бандитов незаметным.

По телефону Президент России высказывал крайнюю степень досады, разнося Генштаб Минобороны РФ: «Упустили вы их! МЫ их упустили!!!»

До скандального мира с бандитской Чечней оставалось несколько месяцев …

 

Документальный фильм Буденновск — Шантаж кровью

Захват роддома. 1995 г.

Фильм Сергея Доренко. Площадь Минутка. Чечня. Грозный.

2 комментария на «“С чего началась первая чеченская компания”»

  1. сергей11:

    Да, досталось тогда ребятам, «благодаря» тогдашнему руководству страны и армии. До сих пор до меня не доходит, как можно было довести конфликт до такой кровавой стадии, а, доведя, не победить за короткое время?

  2. Bogdan:

    Буденовск — один из самых позорных страниц в истории нашей страны. Мало того, что большая группа боевиков смогла проникнуть в дагестанский город, захватить больницу. Террористам были предоставлены автобусы, на которых они беспрепятственн о смогли вернуться в Чечню!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *